Вармийскя епархия


Коперник с 1497 г. до самой смерти принадлежал к католическому клиру. На первый взгляд кажется, что он был совершенно чужд каким-либо антикатолическим силам, в частности далек от деятелей реформации. Однако надо учесть крайне своеобразную обстановку в Вармийской епархии, где его дядя-епископ создал ему условия обеспеченного существования. Вармийская епархия, или Эрмланд,— это небольшой приморский район, вкрапленный между Западной и Восточной Пруссией. Когда в Германии началась реформация, она уже в 1520—1521 гг. охватила обе Пруссии, и герцогскую и королевскую, чем и воспользовался Альбрехт Бранденбургский для введения официальной княжеской реформации в Пруссии. Вармийская епархия осталась не реформированной по чисто случайным, формальным причинам — она с давних пор была подчинена непосредственно Риму. Но и католицизм сохранился здесь скорее формально. В монографии историка П. Н. Жуко-вича о вармийском епископе Гозии (сменившем умершего дядю Коперника) дается картина широкого распространения лютеранских идей в принадлежавших к этой епархии городах Торуни, Эльблонге (Эльбинге), Брумсберге. Жукович пишет о временной вынужденной веротерпимости епископа Гозия, который говорил: «Лютер — ученый монах и доказывает на основании священного писания. Кто имеет охоту, пусть опровергает его». А поскольку в это же самое время в Польше развертывались под руководством Сигизмунда I контрреформация и католическая реакция, приведшая к разрыву научных и культурных связей с заграницей, к приказу (1534 г.) всем польским студентам возвратиться из Виттенберга, а в 1540 г. и к запрещению вообще посещать иностранные университеты, естественно получилось, что Коперник, пользуясь веротерпимостью Вармийской епархии, оказался более в орбите научной жизни протестантского мира, чем католического. В частности, он нашел опору в том же Виттенбергском университете, колыбели лютеранства: юный профессор Виттенбергского университета Ретик становится пламенным учеником Коперника, издает в Виттенберге в 1540 г. изложение учения Коперника; виттенбергский астроном Эразм Рейнгольд предсказывает торжество теории Коперника; виттенбергский теолог и математик (Эспандер, близкий к Меланхтону, руководит печатанием трактата Коперника, сопроводив его, к сожалению, своим приспособленческим, антинаучным предисловием. Это, конечно, не значит, что теория Коперника была по существу приемлема для лютеранства. Она была опубликована с посвящением папе Павлу III, но запрещена и отвергнута папством. Она была опубликована руками лютеран, но отвергнута Лютером и Меланхтоном. И для той и для другой религии она была, как выразился Меланхтон. симптомом опасной «разнузданности умов».