Флорентийские гуманисты


Флорентийские гуманисты недоверчиво относились к математикам, астрономам и медикам, ассоциируя их с традициями аристотелизма, т. е. все с той же средневековой ученостью, схоластическое бремя которой они старались сбросить с плеч раскрепощаемого человека, полного живых, земных, человеческих чувств и интересов. Гуманисты этого направления интересовались вопросами анатомии, оптики или механики — больше для того, чтобы уметь изображать человеческое тело, давать верную живописную перспективу и воздвигать величественные, прекрасные дворцы. Но они косвенно содействовали развитию науки как этой своей деятельностью, так и переводами сочинений греческих ученых, развитием философских, в том числе натурфилософских интересов и исканий, критикой астрологической и иной псевдонауки (например, Пико делла Мирандола).
В североитальянских университетах — в Падуе, Болонье, Павии,— в которых флорентийские гуманисты готовы были видеть гнездо ненавистной схоластики, в действительности тоже происходил огромный переворот. Если здесь и царил аристотелизм, то совершенно нового рода — противоположный позднесредневековой схоластике. Здесь стремились очистить естественнонаучное наследие Аристотеля и других античных ученых от средневековых богословских наслоений. Здесь исходили из опытного знания, из математической точности, из эксперимента и наблюдений.
Коперник теснее примкнул ко вторым, чем к первым, ин остался в положении наблюдателя по отношению к тем ярким и своеобразным проявлениям реформационного движения, которые имели место в Италии и особенно полно воплотились в проповедях Савонаролы, а в дальнейшей эволюции привели к зарождению именно в Италии социнианской формы реформации.