Феодальная Германия


Заняв место каноника Фромборкского собора, Коперник оказался в близком соседстве и общении с Германией. Нет необходимости давать здесь сколько-нибудь подробную характеристику экономического строя, политики и идеологии немецкого общества того времени — все это дано в классической работе Энгельса «Крестьянская война в Германии». Достаточно напомнить, что реформацию и крестьянскую воину в Германии, подготовленную рядом крестьянских восстаний и заговоров XV — начала XVI в., Энгельс, а вслед за ним Ленин расценивали как первый акт буржуазной революции во всемирной истории, следовательно, как первый открытый конфликт между феодальным строем, феодальными производственными отношениями и вызревшими в недрах этого строя новыми производительными силами. Следует ли думать, что этот могучий удар грома над феодальной Европой остался чужд интересам и вниманию Коперника? Не послужил ли он последним, хотя и весьма косвенным, толчком к научному дерзанию великого гения естествознания? В 1524 г., как видно из т. н. «Письма против Вернера», теория Коперника уже сложилась в его сознании, но еще не была им изложена. А около 1530 г. «Малый комментарий» уже был написан. Следовательно, он писался непосредственно после, а возможно даже и во время Великой крестьянской войны в Германии. Должно быть не случайно, что примерно в том же 1525 г. была составлена другая, хотя и неудачная работа сходного философско-астрономического замысла, работа Кальканьини «О том, что небо неподвижно, а Земля вращается, или о вечном движении Земли», остававшаяся долго неопубликованной. Правдоподобность предположения, что революционные события 1525 г. послужили важным толчком в творчестве Коперника, усиливается тем обстоятельством, что эти революционные события распространились и на польскую Пруссию, где жил Коперник. Так, в Гданьске (Данциге), находящемся близ Фромборка, в 1525 г. разразилось восстание, сопровождавшееся смещением магистрата, закрытием монастырей и т. д. Восстание было подавлено польским правительством. Таким образом, раскаты революционного грома 1525 г. грохотали над самой головой фромборкского каноника. Характерно, что вскоре после победы реакции его общественно-административная деятельность замерла. Он понемногу замыкается в соборной башне, где пишет свой трактат.