Сила мышления


Сказанное об эпохе Коперника отнюдь не дает основания приписать Копернику какие-либо социальные, политические или религиозные идеи, не зафиксированные источниками. Сказанное об эпохе должно лишь объяснить, как сконденсировался в Копернике огромный потенциал того свойства, которое в нем отметил Кеплер, которое было особенно важно для решения им проблемы мироздания: свойства «свободного мышления» (animo liber). Сила свободного мышления, вера в него — вот тот дар, который в конце концов получил Коперник от своей революционной эпохи. В этом как бы резюмировалось все, что он наблюдал, все, что его окружало. Может быть субъективно Коперник не шел дальше своего учителя по Падуанскому университету Пьетро Помпонацци, который считал возможной «двойственную истину»: оставаться добрым католиком в области веры и в то же время следовать материалистическим, даже атеистическим научным истинам в области разума. Но объективно Коперник нанес страшный удар религии. Если даже его далекий греческий предшественник Аристарх Самосский подвергался преследованиям за «оскорбление богов», то система Коперника, уничтожившая центральное положение Земли в мироздании, приписавшая ей движение, подобное движению других планет, поставившая по-язычески в центр мира Солнце, была и подавно «оскорблением богов», разрушением той картины мироздания, в которой было место для бога. С. Д. Сказкин писал об этом в таких образных словах: «Небо было всегда преимущественно местом пребывания божества. Из множества разнообразных представлений о небе и его отношении к Земле, перешедших в средневековье из античности, наиболее устойчивыми оказались те, которые лучше укладывались в систему христианских представлений. Подобно средневековому готическому собору, представление о Земле и небе конструировалось как своеобразная гармония Вселенной, как произведение великого зодчего, наиболее полное и действительно художественное воплощение которого мы находим в архитектуре ада, чистилища и рая в «Божественной комедии» Данте». Книга Коперника «разрушала близкий и интимный небесный мир как обиталище бога, она вырывала Землю, «подножие ног его», из центра Вселенной и места, где разыгралась великая трагедия грехопадения и искупительной жертвы, и превратила ее, эту ничтожную Землю, в жалкую пылинку, затерявшуюся в бесконечном пространстве, населенном бесчисленным сонмом сверкающих солнц». Вместе с тем это было ударом по всему теологическому мышлению. Если со времен средневековых номиналистов до Николая Кузанского происходило накопление предпосылок для освобождения научного мышления от теологии, то появление учения Коперника — это поистине переход количества в качество. Энгельс, говоря об открытии Коперника, имел полное основание сказать: «Отсюда начинает свое летоисчисление освобождение естествознания от теологии».